?

Log in

No account? Create an account

Сб, 24 июн, 2006, 11:23

Рогачева О.Г., Кузеванов О.А. «Часовня на Николаевском мосту»
Журнал «Реликвия», № 4 (11), 2005г., сс. 38-41

С 1842 по 1851 гг. в Петербурге строился первый постоянный мост через Неву, названный перед окончанием строительства Благовещенским. Мост возводился по проекту военного инженера В. С. Кербедза, под руководством специально учреждённого особого Комитета при Главном Управлении Путей Сообщения и Публичных Зданий (ГУПС и ПЗ) и под личным контролем императора Николая I, который уделял этому сооружению самое пристальное внимание. Он утверждал проекты и сметы, вникая в каждое конструктивное, художественное, организационное решение.

Вначале мост собирались украсить скульптурными группами, которые Николай I лично заказал скульптору Пименову. Находясь в командировке в Италии по отбору мраморов для Исаакиевского собора, Н.С. Пименов выполнил рисунки 7-ми аллегорических композиций (одобрено было пять), в том числе «Торжество христианства или ниспровержение идолов». Возвратившись в Петербург в 1854г., он вылепил эту группу в небольшом размере и отлил из бронзы. Она экспонировалась в 1862г. на всемирной выставке в Лондоне, где привлекла к себе внимание не только высоким художественным исполнением бронзового литья, но и своим сюжетом. Однако из-за недостатка средств, воплощение их было отложено на неопределённое время и осталось неосуществлённым. Недавно эта композиция была представлена на выставке «Религиозный Петербург» в Русском музее. Сохранились и два гранитных постамента со стороны Васильевского острова, заложенные ещё в начале строительства моста.
Когда в 1852 году воспитанники Императорской Академии Художеств привезли из Италии, где они осваивали искусство мозаики, мозаичный образ св. Николая Чудотворца, было решено прямо на мосту построить для этой иконы часовню с одноименным освящением.

12 июня 1852 года Николай I утвердил проект часовни, выполненный архитектором А. И. Штакеншнейдером. По смете на её сооружение предполагалось 45 384 руб. серебром и министр финансов согласился отпустить эту сумму из остатка особого таможенного сбора, на счёт которого строился мост. Отставной инженер-капитан Николай Карлович Дершау предложил (дал подписку ГУПС и ПЗ) построить эту часовню за 38 тыс. руб., т.е. на 8 тысяч менее сметной стоимости. При этом он выразил готовность, немедленно приступить к заготовке необходимого количества сердобольского гранита, и сразу начать его обработку в специально им для этого устроенных мастерских. Для обработки красного гранита он просил выделить ему площадку у моста на Васильевском острове, оградив её забором, и отдать в его распоряжение 2 гранитных камня, оставшихся от постройки моста. До конца строительного сезона он обещал уложить на мосту гранитное основание, а в будущем 1853 году приступить к постройке самой часовни, окончив её к концу лета.

15 июля 1852г. управляющий Путей Сообщения и Публичных зданий граф П.А. Клейнмихель, пригласив в Общее Присутствие директора Департамента Искусственных Дел, инженера генерал-лейт. Рерберга, начальника 1-го округа инженер-полк. Гергарта, инж-полк. Серебрякова, архит. Штакеншнейдера, заведующего Благовещенским мостом инж-полк. Бентковского, а также инж-капитана Н.К. Дершау, предложил сразу заключить с ним контракт и начинать постройку. С этим все согласились, и Департамент Хозяйственных Дел через 3 дня подписал с Дершау договор «на постройку на Благовещенском мосту часовни для образа св. Николая Чудотворца по высочайше утверждённому проекту своими мастеровыми людьми, совершенно знающими своё дело, из его собственных материалов и собственными инструментами». Производителем работ был назначен автор проекта архитектор А. И. Штакеншнейдер.

В обеспечение гарантий выполнения работ подрядчик по закону обязан был предоставить залог в 1/10-ю суммы подряда. В качестве залога товарищ Николая Дершау – капитан Мусин-Пушкин представил свидетельство Новгородской гражданской палаты на 75 ревизских душ, ему принадлежавших и оценённых в 4 875 руб. сер.
Уже после подписания контракта, император, который хотел видеть часовню ещё в «большем благолепии», продолжал вносить в проект свои дополнения. На заднем фасаде он повелел установить образ св. Благоверного великого князя Александра Невского, написанный на медной доске лучшим художником по выбору архитектора Штакеншнейдера. Перед входом в часовню укрепить железную решётку, высотой 1,4м, которую можно было бы запирать на ночь; при устройстве газового освещения, сделать в куполе отверстие для удаления копоти. Дополненный проект император утвердил 24 июля 1852г.

В сентябре 1852г. начали строить. При нанесении на мосту разбивочного чертежа, оказалось необходимым устроить под часовню гранитное основание, которое не было предусмотрено проектом; подрядчик взялся уложить его за 2,5 тыс. руб. На все дополнительные работы 23 сентября был заключён с Дершау второй контракт. Срок окончания часовни был назначен на 15 сентября следующего, 1853 года.

Образ св. Александра Невского Штакеншнейдер поручил написать академику Завьялову. Как видно из его докладной графу Клейнмихелю от 22 декабря 1852г., «академик Завьялов подпиской от 19 декабря обязался написать образ Александра Невского на готовой медной доске масляными красками по высочайше утверждённому эскизу, с исправлением облачения (по замечанию Императора) и закончить его к июню 1853г. - за 1500руб.».
Медную доску для образа, высотой 3,9м, шириной 1,51м и толщиной 3/8 дюйма, с золочением на масле «под мат» поля вокруг Святого, изготовил купец 1-й гильдии слесарный мастер Фридрих Шарбау. Он же сделал две железные, с медной облицовкой рамы (одну на шарнире - для вставки зеркального стекла) и вызолотил обе через огонь. Зеркальное стекло изготовили на Императорском Стеклянном заводе.

По повелению Николая I на главном фасаде часовни были сделаны и облицованы золочёной медью ажурные железные двери, со стоячей фрамугой и золочёными решётками по нижнему стеклу с обеих сторон. Для лучшей сохранности внутренней отделки часовни и самого образа святителя Николая, император повелел остеклить и боковые проёмы. Зеркальные стёкла заказали на Императорском Стеклянном заводе, а золочёные рамы для них - Фридриху Шарбау.

9 мая 1853 произвели закладку часовни, для чего изготовили медную золочёную доску с надписью. После отъезда Клейнмихеля по случаю закладки, в кружку посыпались монеты и продолжали поступать в последующие дни. Император разрешил поставить в часовне 2 кружки для доброхотных приношений: на лампаду перед образом свт. Николая и на богадельню (последние отправлялись в Попечительский Совет Заведений Общественного Призрения, а из кружечного сбора на лампаду впоследствии делались ремонты часовни).

Все работы по часовне: гранитные, мраморные, мозаичные, металлические, художественные и прочие выполнялись почти одновременно – на площадке у моста на Васильевском острове, на самом мосту и в мастерских. В процессе работы было решено установить золочёные решётки ещё и на парапетах перед боковыми проёмами, а также вызолотить за 2 раза «через огонь» базы и капители колонн и вообще весь металлодекор. Естественно, включение дополнительных украшений отодвигало срок окончания постройки, поэтому производитель работ Штакеншнейдер 12 июля 1853г. обратился в Правление 1-го Округа с просьбой об отсрочке даты завершения строительства до 6 декабря 1853 года: «Работы по возведению часовни производятся успешно, почти все составные части закончены инструментом, а некоторые уже под наждаком, подлив основания вскоре будет начат. Сроков же окончания отдельных частей часовни назначить невозможно, так как отделка этих гранитных частей по своему изяществу выходит за рамки обыкновенных работ. К контрактному сроку 15 сентября часовня окончена быть не может, т.к. при заключении контракта не было предусмотрено бронзовых золочёных решёток, золочёных капителей, и боковых рам с зеркальными стёклами. Чтобы открыть часовню 6-го декабря, необходимо подлив основания и окончательную отделку производить в тепле, для чего подрядчик Н. Дершау согласился устроить над ней тёплый балаган, в котором работы будут окончены без поспешности и аккуратнее».

Клейнмихель разрешил открытие часовни отложить до 1-го декабря, чтобы 6-го её освятить. Но всё равно не успели. Образ св. Александра Невского был написан к середине сентября 1853г., а 17 марта 1854г. Дершау окончил укладку фундамента и начал сборку часовни на мосту. В начале мая все строительные работы были закончены и 9 мая 1854г в 12 часов в торжественной обстановке часовню освятили. При этом на Благовещенском мосту находились все генералы, штаб и обер офицеры Путей Сообщения.

С 1-го августа 1854г. часовня стала освещаться газовой 5-ти рожковой люстрой, которую изготовил Н. Дершау, а для лучшего освещения, над одним из рожков установил (по приказу П.А. Клейнмихеля) посеребренный рефрактор. Во вновь окрашенном куполе, устроили 5 коптильников; для зажигания газа использовали медный выдвижной шест и деревянную складную лестницу. Тогда же в часовне было поставлено ещё 2 кружки для доброхотных пожертвований: в пользу увечных и раненных в Крымскую войну и в пользу пострадавших от пожара 13 августа 1854г. в Измайловском полку.

После смерти Николая I в феврале 1855 года, по указу Александра II любимое детище покойного императора – Благовещенский мост был переименован в Николаевский.

Часовня была установлена на Толстом быке перед разводной частью, по средней линии моста. Главным фасадом и входом она была обращена к Английской набережной. Квадратное в плане (3,63x3,63) строение стояло на невысоком, в одну ступень основании и высоком (1,32м) цоколе из красного полированного гранита. Стены, в виде 4-х арочных проёмов, с угловыми каннелированными колоннами, украшенными золочеными базами и капителями, были установлены на отделанные бриллиантовым рустом постаменты. Зеркальные стёкла боковых арочных проёмов в ажурном золочёном обрамлении ограждались со стороны парапета такими же решётками, по типу балкончиков. Восьмиконечные звёзды украшали фриз гранитного антаблемента, а над входом красовалась набранная золочёными буквами надпись: «БЛАГОСЛОВЕН ГРЯДЫЙ ВО ИМЯ ГОСПОДНЕ». Карниз возвышался над кровлей резными гранитными теремками. Шатровый купол с медным чешуйчатым позолоченным покрытием завершался гранитным фонариком с вмонтированными по 4-м его сторонам бронзовыми крестами и небольшой позолоченной главкой. Увенчивалась часовня крестом с сиянием и цатой на яблоке. На фасаде, обращённом к Васильевскому острову, под золочёным козырьком, в раме со стеклом, был вмонтирован образ св. Александра Невского, написанный на медной доске академиком Завьяловым. Перед образом на цепях висела лампада с коптильником. Весь металлический декор на часовне был позолочен.

К входу вели 6 гранитных ступеней. Входная стеклянная дверь с двух сторон была оформлена позолоченной решёткой. Внутри часовни стены и откосы арок были покрыты мозаичным орнаментом, в нижней части оформлены панелями из цветного мрамора в мозаичных обрамлениях. Стену, напротив входа украшал, большой, в золочёной раме, мозаичный образ св. Николая Чудотворца - в полный рост, в епископском облачении, оформленный вокруг мозаичным орнаментом в русско-византийском стиле. Перед образом висела лампада. Внутри часовня освещалась 5-ти рожковой газовой люстрой, которая висела под выбеленным куполом. По воспоминаниям современников часовня была «изящна, богато украшена, и в солнечные дни сверкала на солнце позолотою». Она хорошо смотрелась издали, на фоне петербургского неба, являясь не только дорогим украшением не перегруженного декором моста, но и духовной доминантой.

Упоминание об этой часовне встречаются в литературных произведениях. По мосту пролегал путь героя романа Достоевского - Родиона Раскольникова: «…Купол собора, который ни с какой точки не обрисовывается лучше, как, смотря на него отсюда, с моста, не доходя шагов 20 до часовни, так и сиял, и сквозь чистый воздух можно было отчётливо разглядеть даже каждое его украшение…». Это место было ему особенно знакомо… «случалось ему, может раз сто останавливаться именно на этом же самом месте, пристально вглядываться в эту действительно великолепную панораму и каждый раз почти удивляться одному неясному и неразрешимому своему впечатлению. Здесь, оборотившись лицом к Неве, по направлению дворца, он всегда ощущал «необъяснимый холод, …духом немым и глухим полна была для него эта пышная картина».

Все работы на часовне были выполнены с высоким качеством, однако неблагоприятные условия, в которых она находилась: атмосферные осадки, интенсивное движение на мосту и под мостом вскоре отразились на её внешнем виде и, прежде всего, на позолоте, которая быстро темнела. В таком виде часовня простояла до 1930г., когда её снесли под предлогом освобождения моста для памятника лейтенанту Шмидту.

Перестройкой 1938-го года мост был окончательно изуродован. По проекту профессора Г.П. Перидерия и архит.Л.А. Носкова арочные чугунные конструкции моста были заменены прямыми, стальными балками. Приземистые овальные павильоны, в которых разместили механизмы разведения моста, внесли свою долю в общую безликую картину (не спасли их и мемориальные доски). Сейчас намечается новая реконструкция моста, однако восстановление часовни не планируется, да вряд ли она бы украсила это загубленное сооружение. Лучшим вариантом, по мнению специалистов, было бы восстановить часовню на площади перед мостом со стороны Васильевского острова, а мосту вернуть его исторический облик и историческое название – «Николаевский».
Сохранились все необходимые чертежи и фотографии, позволяющие воссоздать эту часовню.

Архивные источники:
РГИА, Ф.217, оп. 1, ч. 2, д. 932. (1852г.). «О постройке часовни на Николаевском мосту».
РГИА, Ф. 174, оп. 1, ч. 2, д. 3987. (1870 – 1873 гг.). «Об исправлении часовни на Николаевском мосту».
РГИА,Ф. 174, оп. 1, ч.3, д. 4462 (1875 – 1876 гг.). «Дело по отношению Правления I –го Округа МПС о возобновлении Образа Св. Александра Невского на лицевом фасаде часовни Свт. Николая Чудотворца» на Николаевском мосту.
РГИА, Ф. 174, оп. 1/3, д. 4846. (1879 – 1881 гг.). «О позолоте металлических частей часовни на Николаевском мосту».
Современник. 1854г. № 6. Стр.143.
Петербургские новости. 1854. май.
Петербургская жизнь, 1895, №130, с. 1140